В начале был Коля ФУрин. Были, разумеется, и остальные, но если мы говорим о группе Король Фу-Фу I, нужно начинать с него. 

Был у этого Коли знакомый под названием Леша Порошин. Он пытался овладеть премудростями синтезаторной игры, а Фурин был “поэтом”, вдохновленным личностью Ленина. Их проект назывался Black WhinnieE, и записали они в 1991 г. альбом в стиле “психоделический рэп”, канувший в лету, как и многое из сделанного тогда в Ялте. Вскоре назрела необходимость создания живого коллектива, и Фурин скооперировался с другим человеком, роль которого в местной рок-тусовке трудно переоценить. Это был Рома Матчин. Именно эти два человека и были первыми, бряцавшими песенки под знаменитой позже вывеской Король Фу-Фу I . Еще Фурин упоминает попавшую к нему в руки в начале “карьеры” фотографию неизвестного происхождения. На ней красовался хрестоматийный панк на фоне стены, исписанной всякой всячиной. Одна из надписей гласила: “Всегда Фу…”. Дальше она обрывалась. Так и назвали первую запись, сделанную на следующий день после основания коллектива: “Всегда Фу”, р13.12.92. О судьбе этого, надо полагать, шедевра сегодня никому ничего неизвестно. Начало 1993 г. приводит Фурина к полноценному электрическому составу. Матчина меняет Дима “Димедрол”, появляются клавишник Миша “Шнапс” и барабанщик Виталик “Прокурор”. Летом с группой поиграл также гитарист Максим Чебан. Все эти люди в скором времени самоликвидировались (кроме Димедрола) и больше в “королевской” истории не участвовали. Место Прокурора занял новый барабанщик Ярик, а шестиструнными делами стал заведовать настоящий панковский гитарист Денис Булгаров. Вскоре в здании “вечерки” оформляется репетиционная точка. Ею заведует небезызвестный в дальнейшем Шура Брэйкер (по-простому Брок) – человек, которому, несмотря на легкую шизофреничность характера, ялтинские панки обязаны многим. В этой шарашке вместе с “королями” репетируют молодые Partisan Forest, Hollygun, а также новая группа Порошина "Блуждающие огоньки в городе салютов" (игравшая, по легенде, нечто рокабильное). Новый виток начался с обретением Брэйкером в начале 1994 г. базы в актовом зале СШ №9. Достопамятные сейшена в “девятке” вместили весь ялтинский андеграунд и подняли тусовку до уровня общегородской. На первом из них, 15-го января, широкой публике впервые было объявлено: “Группа КОРОЛЬ ФУ-ФУ I, под руководством Коли Фурина”. Взойдя на сцену, Фурин только и мог сказать в ответ: “Мы вообще-то месяца два не репетировали…,- так что все выступление носило довольно безумный оттенок. Однако панк-общественность по достоинству оценила замечательно сырые первые “королевские” хиты: “Габи выходит замуж”, “Оля”, “Destroy”:

Дом заметно разрушает
Каждый панк за каждый час,
Теперь небо подпирает
Металлический каркас.

Эти вещи, а также многие другие, вошли в февральский дебютный альбом “Дыр-мыр па и все остальные…”. Альбом посвящался Просто Марии, чей заунывно-страдальческий образ вдохновлял тогда местных любителей панк-абсурда. К примеру, Игорь Кругловенко из братской формации, помнится, старался не пропускать ни одной серии знаменитого сериала. Первый альбом “королей” знаменателен еще одним важным моментом. Именно в нем дебютировал новый участник коллектива – Рома «Баян», игравший на одноименном инструменте. Так впервые в ялтинском панк-роке зазвучали фольклорные нотки. Вообще же многие довольно незаурядные моменты первого опуса “королей” (как, впрочем, и последующих) сильно скрадывало поганое качество записи. Сам Фурин связывает творчество своей группы с хулиганским абсурдизмом Бахыт-Компота, а музыкальная форма (на первых порах, во всяком случае) за исключением редких моментов стремилась к традиционному панк-року. На втором сейшене в “девятке” Король Фу-Фу I, будучи уже в тройке лидеров местного топа, выступил с обновленной программой. Обычно, когда вспоминают “королей”, первое, что приходит на ум – это две песни: уже упомянутая “Оля” и “Северный олень”, навеянный псевдопафосным восприятием Фурина романтики Крайнего Севера. Именно этот бесподобный номер впервые публично прозвучал на том самом сейшене. Вообще, это выступление “королей”, возможно, было самым удачным за всю их историю (несмотря на поганый звук). Группа тогда не понравилась, пожалуй, только людям, напрочь лишенным чувства юмора или безнадежным эстетам. “Олень” также открывал летний альбом “королей” "Эмалированная электрификация”, немного более качественный, чем первый. Достойна упоминания вторая вещь этого лонгплэя “Слоны идут на север”, отличающаяся яркими текстовыми штрихами, конкретными и неожиданными (типа: “потеря билета не пускала на поезд” или “табличка крикнула: “Пива нету!”). Хитом альбома также стал очередной манифест “Буква А” (переделка на детскую “Деда спрашивает внук…”). По музыке – канонически грязная гитара, бешенный ритм, максимально примитивные аранжировки… Халява в “девятке” долго не продлилась. После июньского дестройно-триумфального концерта  (Фурин участвовал в качестве шоумэна и подпевал при исполнении “Оли”) лавочка закрылась.

1995 г. характеризуется некоторым спадом музыкальной активности в Ялте вообще, и “королей” в частности. В апреле группа по приглашению очарованного их прошлым выступлением лидера Херес Янга Кравы отыграла на сборном сейшене в Кореизе. Это было единственное появление на публике за весь год. Еще была сделана запись, чрезвычайно скверного качества. Называлась очень просто: “Бочку слышно?” и состояла в основном из перепетого старого материала. Сразу после этого Ярик уходит в армию. Ближе к концу года Фурин, погрязший во всевозможных жизненных катаклизмах, попытался бросить все и уехать в Москву, но через какое-то время вернулся, уже в новом году. В его отсутствие остальные “короли” при поддержке друзей (Кругловенко, Матчин, Мэк и др.) записывают самый странный и экзотический альбом Король Фу-Фу I, названный, как и предыдущий, по случайно брошенной фразе: “Машинка косит под Баяна”, р1996. Несмотря на то, что и это – компиляция старых хитов, но более разнообразны аранжировки и звучание. В этой записи “короли” сильно отошли от традиционного панк-саунда. “Псайхо-кот” внезапно стал тем, чем он и должен быть – веселым сайкобилли-стебом (именно при записи этой вещи Мэк спонтанно родил название альбома). “Оля” превратилась в жесткий, ритмичный пост-панк с выделенной флэнжер-гитарой. “Журавка” эволюционировала из боевика а-ля Ramones в русскую народную пародию с гнусавым многоголосием. Обидно только, что все это вдохновенное новаторство как обычно, залажала некачественная запись и колхозное исполнение. Этот альбом стал венцом студийного творчества группы Король Фу-Фу I. Больше они ничего не писали, да и вся их дальнейшая история напоминает длинную кривую бездействия с редко нанесенными на нее точками активности. Димедрол в конце 1996 г. уходит в армию. Фурин поступает в Таврический экологический институт, Симферополь (на заочку). В 1997 г. в полуразвалившийся коллектив вливается оставшийся не у дел Кругловенко, но ненадолго. Периодически “короли” где-то репетируют, что-то думают, но постепенно переходят в разряд поросших мхом легенд. В период 1997-99 гг. состоялось три последних выступления Король Фу-Фу I на сейшенах, организованных местными трэшерами (известные как сейшена в “Killdozere”). На третьем, в апреле 1999 г., оказалось, что “Оля” все-таки бессмертна – по свидетельству очевидцев, припев подпевало пол зала. Микрофон на сцене был только один и озвучивал баян, так что Фурину, чтобы петь, приходилось наклоняться. Это вносило в финальное шоу “королей” некий шизоидный оттенок. Еще нужно упомянуть о радио-интервью, которому подверглись Фурин, Булгаров и Кругловенко на 100.8 FM в январе 1999 г. Все происходило в рамках новой передачи о ялтинских рок-группах, но казалось, что даже сам интервьюер (Dj Посредник, он же Игорь Данилов) не был готов к такой форме разговора. К примеру, на его фразу о чем-то, что “рок-музыкой и не пахнет” Фурин отпарировал: “А чем пахнет рок-музыка?”. В эфире прозвучали “Северный олень”, “Дедов квас”, ЧФС-овский “Дитрих”, новые тексты Фурина и обещания в скором времени новой записи Король Фу-Фу I. Но полноценный состав тогда так и не удалось собрать заново, и группа замолчала на 13 лет, вынырнув только теперь.