«Это страшное слово - война» - воспоминание ялтинца

Валентин САВИЦКИЙ. Родился в Ялте, окончил городскую мужскую школу № 15 (ныне № 7) и Военную академию в Ленинграде. В1988-1992гг. - директор Алупкинского дворца-музея. В 1995-2000гг. - советник по культуре Представительства АР Крым в Москве. Кандидат технических наук, член Союза журналистов РФ, полковник в отставке, пишет  альманах «Старая Ялта».

"Я родился 3 октября 1934 года в Ялте. До войны наша семья жила в  исторической части Ялты, на Бульварной улице (ныне Рузвельта), в большом сером доме с орлами.

В тот солнечный июньский день 1941 года я увидел, что люди стоят, подняв головы, перед Клубом моряков и слушают громкоговоритель: «Война!». Мне стало тревожно, и я заспешил домой.

 Ой, сыночек, несчастье какое – война», - сказала мама дрожащим голосом, и на ее глазах появились слезы.

Я помню, как вытекающая из ущелья Уч-Кош речка и впадающая в море у Клуба моряков, была красной от вина, вылитого в нее из подвалов винзавода «Массандра». Солдаты касками черпали винную воду, пили и немного пьянели. Тут же, у моста, на костре жарилось мясо.

Помню несчастных беженцев из Одессы, столпившихся за портовыми воротами около Клуба моряков. Их не выпускали в город и они совали прохожим деньги, прося что-либо купить поесть.

Город опустел, наши войска уже ушли, а немцы еще не вошли. Начался грабеж складов и магазинов. Потом в город пришли румыны и немцы. Румыны заходили в квартиры и забирали ценные вещи. В один из дней новая власть приказала евреям нашить на верхнюю одежду (на груди и на спине) желтые шестиконечные звезды. Однажды утром я вышел на балкон и увидел медленно идущую мимо нашего дома толпу «звездных» ялтинцев. Их гнали их к обрыву в районе нынешней нефтебазы на расстрел.

На подъеме перед колоннадой, чуть выше дворца эмира Бухарского, на скользкой дороге завалился немецкий конь-тяжеловес и сломал ногу. Его пристрелили, и люди, спасаясь от голода, подползали к туше и отрезали куски мяса. Немцы отгоняли их и даже стреляли, но голод был сильнее страха. И мне, восьмилетнему, тоже достался кусок, который я принес тете. Очень вкусные котлеты получились.

Под Новый год разыгрался шторм и разбил немецкую баржу с подарками для немецкого гарнизона. Остов этой баржи еще долго торчал в устье речки, впадающей в море из водопада Учан-Су. В море плавали непромокаемые пакетики с конфетами. Мальчишка поплыл за ними. Немецкий офицер достал большой пистолет и выстрелил в пловца...

Осенью 1943 года, когда мне исполнилось 9 лет, я пошел в Массандровскую школу. В одном классе сидели за партами разновозрастные дети войны. Учились писать на винных этикетках и старых газетах. Сами делали чернила из черных ягод.

Запомнилась сцена: остановилась колонна машин. Немцы очень пунктуальны - обед. Достали консервы, мясо, хлеб, едят свои громадные бутерброды. Мы, детвора, стоим и глазеем. Протягивает немец кусок ребенку, тот хочет взять, а немец гогочет и играет, как с собачонкой.

Но было и другое. Напротив дома тети Маруси на Володарской улице размещалась комендатура. Из котла полевой кухни детям наливали гороховый суп с гренками.

Итальянцы размещались в здании на Набережной (где сейчас главпочтамт). Оттуда доносились музыка и песни. Видел, как вдоль речки шел итальянский офицер и стрелял по лягушкам, а следом солдат собирал «трофеи».

Страшно было смотреть на повешенных в начале Набережной и человека, привязанного к столбу на Садовой улице. Люди обходили эти места.

Мой дед Иван Фомич Величко (садовник, участвовавший в выведении знаменитой крымской черной розы) говорил мне: «Русский народ победить нельзя. Наши вернутся». В апреле 1944 года фашисты бежали из Ялты.

как это было 100 лет назад в Ялте старая Ялта оккупационная ялта воспоминания ялтинца,
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
Оцените первым
(0 оценок)
Пока еще никто не оценил
Пока никто не рекомендует
Авторизируйтесь ,
чтобы оценить и порекомендовать

Комментарии