Ялтинский историк анализирует трактовку образа императора Николая II в киноискусстве

Святой страстотерпец, «Хозяин земли Русской», прекрасный семьянин или «кровавое пятно», «убожество слепое, тюрьма и кнут»…

Образ Николая II был воплощен в различных видах искусства: литературе, живописи, скульптуре. Киноискусство как эффективное средство влияния на аудиторию также поспособствовало формированию в общественном сознании образа последнего императора России. В игровом кино образ государя-императора создан несколько десятков раз как зарубежными (Альфред Манник, Хейнс Ханус, Майкл Джейстон, Чарлз Кей, Омар Шариф, Иэн Маккеллан), так и русскими киноактерами (Владимир Колчин, Борислав Брондуков, Анатолий Ромашин, Юрий Демич, Андрей Ростоцкий, Геннадий Глаголев, Александр Галибин, Олег Янковский, Владимир Баранов, Андрей Харитонов, Андрей Невраев, Евгений Стычкин, Михаил Елисеев, Ярослав Иванов, Николай Бурляев, Владимир Машков). Трактовка в киноискусстве образа человека, с чьим именем связывают конец дореволюционной истории России, к чьему имени православные верующие взывают с мольбами, по-прежнему актуальна.

Прослеживая динамику вышедших в прокат художественных фильмов, так или иначе имеющих отношение к эпохе правления Николая Второго, в России и на Западе с 1917 г. по 2013 г., видим следующее: первый в мире художественный фильм, рассказывающий об Октябрьском перевороте в России, был снят в Америке в 1917 г. – «Падение Романовых». С 1917 г. в России одна за одной возникли ленты-однодневки, негативно отображающие Г.Распутина и царскую семью: «Позор Дома Романовых», «Омытые кровью» или «Драма из жизни Григория Распутина», «Тёмные силы – Григорий Распутин и его сподвижники» (12.03.1917 г.), «Святой чёрт» (10.05.1917 г.), «Люди греха и крови - Царскосельские грешники» (28.05.1917 г.), «Любовные похождения Гришки Распутина» (25.06.1917 г.); «Похороны Распутина», «Таинственное убийство в Петрограде 16 Декабря» (13.08.1917 г.), «Царские опричники» (03.05.1917 г.), «Торговый дом Романов, Распутин, Сухомлинов, Мясоедов, Протопопов и К» (29.07.1917 г.). «Народная трагедия» «Царь Николай II, самодержец всероссийский» была выпущена Скобелевским комитетом 09.10.1917 г., а затем 21.01.1918 г.. В.Е. Вишневский в своей книге «Художественные фильмы дореволюционной России» так характеризует киноленту: «Интереснейший художественно-публицистический фильм, в котором на фоне жизни героя (студент-революционер из крестьян) показано, как царизм угнетал рабочих и крестьян. В картине использованы подлинные документальные съемки придворного кинофотографа К. Фон-Гана (Ягельского). Следует отметить, что это единственный из дореволюционных фильмов, получивших одобрение В.И. Ленина, по настоянию которого картина в начале 1918 г. была отправлена за границу». Около 9 фильмов о Г.Распутине вышло на Западе: «Распутин» (Германия, 1917 г.), «Распутин, черный монах» (США, 1917 г.), «Распутин» (Австрия, 1925 г.), «Красный танец» (США, 1928 г.), «Любовные приключения Распутина» (Германия-США, 1928 г.), «Шипы принцессы» (Германия, 1928 г.), «Распутин» (Германия, 1929 г.), «Распутин: демон женщин» (Германия, 1932 г.), «Распутин и императрица» (США, 1932 г.), «Трагедия империи» (Франция, 1938 г.) В эпоху «холодной войны» (1946-1991 гг.) вышло 8 отечественных фильмов («Пролог» 1956 г., «Две жизни» 1961 г., «Семья Коцюбинских» 1972 г., «Агония» 1974/1985 г., «Доверие» 1975 г., «Жизнь Клима Самгина» 1987 г., «Свой крест» 1989 г., «Цареубийца» 1991 г.) и 12 западных фильмов, в которых мы можем увидеть воссозданного императора Николая II, - «Распутин» (Франция-Италия, 1954 г.), «Распутин» (Аргентина, 1958 г.), «Ночи Распутина» (Франция-Италия, 1960 г.), «Распутин» (ФРГ, 1966 г.), «Распутин: безумный монах» (Великобритания, 1966 г.), «Я убил Распутина» (Франция, 1967 г.), «Распутин» (Великобритания, 1971 г.), «Распутин — оргии при царском дворе» (ФРГ, 1984 г.), «Николай и Александра» (США, 1971 г.), «Падение орлов» (Великобритания, 1974 г.), «Анастасия» 1956 г., «Анастасия, или тайна Анны» 1986 г. Киноиндустрия современного этапа (1992-2013 г.) представлена такими отечественными фильмами: «Конь белый» 1993 г., «Раскол» 1993 г., «Сны» 1993 г., «Романовы. Венценосная семья» 2000 г., «Русский ковчег» 2002 г., «Грехи отцов» 2004 г., «Гибель империи» 2005 г., «Счастье ты мое» 2005 г., «Столыпин... Невыученные уроки» 2006 г., «Заговор» 2007 г., «Адмирал» 2008 г. На Западе в этот период выпустили несколько фильмов - «Распутин» (США-Венгрия, 1996 г.), «Убийство Распутина» (Испания, 2003 г.), «Распутин» (Италия, 2010 г.), «Секретные папки. Распутин» (Великобритания, 2010 г.), «Испытания Распутина» (Канада, 2011 г.), «Распутин» (Франция, 2011 г.).

Вышеперечисленные кинофильмы дают основание полагать, что интерес к теме правления Н.А. Романова не угасает на протяжении уже более ста лет. В фильмах иностранного происхождения по сюжету одно из центральных мест отводится Григорию Распутину (1869-1916 гг.), который олицетворяет Россию варварскую, бунтарскую, мистическую, закрепляя в западном обществе стереотипную трактовку разгульной стихии «русской души». Американский исторический фильм-биография «Падение Романовых» был отснят и выпущен в прокат между Февральской и Октябрьской революциями в России. Премьера состоялась 6 сентября 1917 года в Нью-Йорке, в остальных городах страны фильм был показан в январе 1918 года. Картина вышла на экраны спустя семь месяцев после отречения Николая II от престола, спустя девять месяцев после смерти Григория Распутина, и за два месяца до Октябрьского переворота. Таким образом, это первый в мире фильм, рассказывающий о революции в России и о пагубном влиянии Григория Распутина на императорскую семью.

Аналогичная трактовка событий в России эпохи правления Николая II представлена практически во всех фильмах, снятых за последние 94 года. Исключением не является фильм «Распутин» (Франция, 2011 г.), где опять-таки главное место отведено «старцу». В западных кинокартинах подается «чрезвычайно упрощенный образ России», страны «чужой, не совместимой с нормальным американо-европейским образом жизни». Ссылаяясь на монографию А.Федорова «Трансформации образа России на западном экране: от эпохи идеологической конфронтации (1946-1991) до современного этапа (1992-2010)», можно сделать вывод о том, что к образу Распутина обращаются снова и снова по нескольким причинам: коммерческий интерес; привлечь зрителя, делая ставку на сексуальные акценты; способ объяснить причину падения династии Романовых и прихода к власти большевиков.

Каким же предстает перед нами император Н.А. Романов в кино, и с какой позиции оценивать представленный кинозрителю образ? Обратимся к кинообразам императора Николая II в наиболее ярких, заслуживающих зрительского внимания фильмах - «Агония» и «Романовы — венценосная семья».

Левин Е.С., автор книги «Художественный образ в киноискусстве» настаивает на том, что «нельзя судить о художественном уровне произведения по его теме, по его исходному жизненному материалу». Фильм как произведение искусства требует художественного восприятия, а не информационного. В исходный жизненный материал художественного произведения включена авторская трактовка этого материала. Также не стоит брать информацию в качестве критерия оценки художественных достоинств произведения, т. к. ценность этой информации — внеэстетическая. Действительно, режиссер «Агонии» Элем Климов признавался: «Иногда мы умышленно отступали от факта, допускали неточности в пользу образного решения». Но правильно ли считать «образным решением» то, что является откровенной фальсификацией прошлого художественными средствами? Среди «неточностей» и разрешение Николая II применить оружие против мирной демонстрации 9 января 1905 г., и выдуманная сцена припадка Распутина в спальне императрицы, и мотивы поездки Распутина на родину в Сибирь в 1916 г., и нарушение хронологии, согласно которой события уже произошедшие в 1911 и 1912 гг. отнесены к 1916 году; шокирующие наивного зрителя художественные преувеличения в сценах «Распутин пьяный на четвереньках ползет по дворцу», «Распутин разбивает икону»... Кроме того, клеветническим можно считать алкоголизм императора, который по воспоминаниям А.А. Вырубовой и Ю. Ден позволял себе не более двух рюмок портвейна за обедом.

Зрителю был предложен фильм, заказанный руководством с определенной целью.

Двухсерийный советский художественный фильм «Агония» был создан в 1974 году к 50-летию Октябрьской революции режиссёром Элемом Климовым по сценарию Семёна Лунгина и Ильи Нусинова как «серьезное оружие советской пропаганды». Идея картины — показать то, что «бесчеловечное отношение верхов к низам и есть причина того исторического конфликта, который был разрешен Октябрьской революцией». Заставить поверить в историческую правду «Агонии» были призваны фрагменты старых игровых фильмов, обработанных под хронику, реальные хроникальные кадры, документальный фотоматериал. В одном из интервью Элем Климов так характеризует представленный им образ императора: “У нас Николай II - воплощение политической и государственной безответственности. На него со всех сторон давят разные силы, которым он не в состоянии оказывать сопротивление. Мы пробовали показать бессилие власти не лобово, публицистически, а через чисто человеческие комплексы царя. Например, в фильме есть сцена, когда царь стреляет в ворон. Для чего она? Из исторических свидетельств известно, что Николай II любил стрелять по воронам, и весьма метко попадал. Говорят, что это удавалось ему даже во время езды на велосипеде. Эта сцена не нами придумана, но смысл ее - наш. Мы хотели показать человека с парализованной волей, с нулевой самостоятельностью, который вдруг, в этой абсурдной борьбе с воронами, чувствует себя хозяином положения. Кроме того, для нас это была метафора: кровь на снегу - Кровавый царь. Он и тогда Кровавый, когда сам не стреляет». Отношение к личности императора предвзятое, поэтому с трудом верится, что автор на первоначальном этапе создания фильма прочел «тонны литературы». Нельзя не согласиться с отзывом председателя КГБ СССР Ю.В. Андропова: в фильме «...показан ''распутинский'' период Российской Империи», а также «искаженно трактуются исторические события того времени, неоправданно большое внимание уделяется показу жизни Царской Семьи и интимной жизни Распутина''. Оценивая кинообраз Николая II cогласно эстетическим критериям, необходимо обратить внимание на актерскую игру, внешнее и внутреннее соответствие воплощаемому в экранную жизнь герою. На роль императора пробовались И. Смоктуновский, Ю. Пузырев, Н. Засухин. Актера Кирилла Лаврова сочли «чересчур бытовым», поэтому роль досталась Анатолию Ромашину с «плывущими, зыбкими глазами, как должно быть в картине». В фильме Элема Климова последний император России Николай II в исполнении Анатолия Ромашина предстает жалким, пассивным, полностью зависимым от мнения «жены-истерички» человеком со множеством психологических комплексов и переживаний. Николай Александрович как обыкновенный человек с внутрисемейными проблемами вызывает сострадание. Его образ кинокритики сочли «очень размягченным». Позднее Элем Климов признался, что испытывал жалость к императору.

«Агония» стала своевременным ответом на череду фильмов зарубежных кинопроизводителей, не менее заинтересованных в «распутинской» теме. Посредством «Агонии» авторам и заказчикам удивительно просто удалось повлиять на сознание зрителей и исторические представления. Ведь художественный исторический фильм, несущий более мощный заряд эстетического воздействия, формирует самосознание общества гораздо эффективнее.

В 2000 году на ХХII Московском Международном кинофестивале состоялась премьера фильма Глеба Панфилова «Романовы - венценосная семья». Идея создания возникла в 1988 г. после того, как автору в процессе работы над фильмом «Мать» попали в руки документы о деле Романовых, пробудившие интерес к глубокому архивному изучению темы. Авторская трактовка, так давно обыгрываемой в киноискусстве темы, делающая акцент на любви и преданности в семье Николая II, оказалась нетипичной. Практически все внимание кинокамеры на протяжении фильма сосредоточено на фигуре императора. О выборе Александра Галибина на роль Н. А. Романова режиссер сказал так: «... по внутренним, человеческим качествам они очень близки. Галибин светел и интеллигентен, это человек большой внутренней силы и выдержки». В исполнении Александра Галибина император предстал интеллигентным, обаятельным, сдержанным, человечным, благородным и честным. Актер подробно описал свои ощущения от роли: «Освоение этой роли стало для меня серьезным испытанием. <...> То, что произошло с царской семьей, - одна из величайших трагедий XX века. В работе с Глебом Панфиловым мы не рассматривали Николая II, как политическую фигуру. «Романовы» - гимн семье, история любви, удивительной преданности друг другу. У моего героя был выбор, в зависимости от которого и ситуация в России могла сложиться так или иначе. Думаю, что Николай это понимал, но выбрал семью, будучи человеком верующим и глубоко духовным. Другой вопрос, мог ли так поступить государь, которому доверена огромная власть. Но я считаю: если хорошо в семье, то хорошо и в государстве. Преданность близких людей ничем не заменить. <...> Задача достичь буквального сходства не ставилась. Разрабатывалась внутренняя линия. Я в жизни никому не подражал, но соприкоснувшись, пусть и посредством кино, с семьей государя, почувствовал внутренний переворот». Талантливое перевоплощение Александра Галибина в Николая II и его четкое следование режиссерскому замыслу позволяют зрителю сделать переоценку навязанного ранее образа тирана, Николая-Кровавого. В картине император выглядит намеренно «упрощенно и как бы идеально». Этого не могли упустить критики, отозвавшись о нем как о «ходячей иконе», «идеальном человеке без свойств». Автор исключил из сюжета исторический фон (революцию 1905 г., войну 1914 г., Г.Распутина) и показал Николая II «в изоляции, когда мир сузился до размеров семьи». При этом режиссер отказался от внутрикадровой динамики, использовал длинные планы, всецело погружающие зрителя в происходящее. Наблюдение за воссозданным на экране императором в последние месяцы его жизни передает не только ощущение времени, но и дает возможность понять Николая II как человека, прочувствовать его трагедию как свою.

Перед нами два высокохудожественных фильма, отражающие социально-политические тенденции своих эпох, два Романовых вызывающих противоречивые чувства: от жалости близкой к отвращению до восхищения. Можно согласиться с критиком Олегом Кинским, который прослеживает монархическую идею в использовании фильма «Романовы - венценосная семья» на открытии ХХII ММКФ. И пусть «для многих монархическая идея вообще потеряла свою политическую актуальность, она почти до конца очищена от историко-политических реалий, остались лишь знаки - моральные («человеческая», «благородная») и эстетические («красивая»)», но, ориентируясь по таким знакам на жизненном пути, есть гарантия не заблудиться.

 

Ливадийский дворец Ялтинский историк,
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
Оцените первым
(0 оценок)
Пока еще никто не оценил
Пока никто не рекомендует
Авторизируйтесь ,
чтобы оценить и порекомендовать
Комментарии